Синдром криглера

Синдром Криглера – Найяра – наследственная гипербилирубинемия (повышение уровня непрямого билирубина в крови), для которой характерна желтуха и тяжелое поражение нервной системы. Развитие данной патологии связано с отсутствием в клетках печени фермента уридиндифосфат-глюкуронилтрансферазы (УДФГТ). Из-за этого орган не способен конъюгировать билирубин, т. е. преобразовывать свободный билирубин в малотоксичный прямой. Выделяют два типа данного синдрома, различающиеся тяжестью симптомов.

Причины возникновения

Развитие синдрома Криглера – Найяра обусловлено генетическими факторами. Патология возникает при мутациях гена, который кодирует фермент печени УДФГТ. При синдроме I типа уридиндифосфат-глюкуронилтрансфераза отсутствует полностью, что приводит к появлению тяжелой симптоматики сразу после рождения ребенка. В результате критического повышения уровня билирубина развивается поражение головного мозга, что ведет к инвалидизации. При синдроме II типа генетические дефекты приводят к снижению активности УДФГТ печени. Тем не менее этот фермент присутствует, поэтому патология сопровождается менее выраженными проявлениями.

Симптомы

Синдром криглераПри синдроме I типа. Признаки отклонений появляются в первые часы жизни. У новорожденного сразу развивается желтуха. Непрямой билирубин накапливается в головном мозге, провоцируя энцефалопатию. На первой стадии заболевания у ребенка угнетается безусловно-рефлекторная деятельность: он вялый, апатичный, плохо сосет грудь, резко реагирует на раздражители, редко дышит. В дальнейшем симптоматика нарастает. Могут наблюдаться апноэ (остановка дыхания), летаргия, судороги. В дальнейшем формируются тяжелые неврологические нарушения. Ребенок отстает в психическом и физическом развитии (не реагирует на голос матери, не держит голову, не следит за игрушкой).

При синдроме II типа. Патология может обнаружиться в первые месяцы жизни, а у некоторых больных она никак не проявляет себя до подросткового возраста. Иногда клиническая симптоматика полностью отсутствует. В целом симптомы могут быть такими же, как и при I типе, но менее выраженными. Неврологические осложнения встречаются редко. Билирубиновая энцефалопатия может развиться под влиянием стресса или инфекционных заболеваний.

Диагностика

Лабораторные методы диагностики. Чтобы исключить гемолитическую анемию, может быть назначен общий анализ крови. Важную роль в диагностике играет биохимическое исследование крови, позволяющее определить содержание непрямого билирубина в крови (при синдроме I типа – от 20 до 50 мг/дл, II типа – от 6 до 20 мг/дл). Дополнительно может назначаться проба с фенобарбиталом для выявления типа патологии.

Инструментальные методы диагностики. В рамках обследования для дифференциации (различения) типов синдрома может проводиться дуоденальное зондирование (получение выделившейся в ответ на введение раздражителя желчи при помощи зонда), хроматографический анализ желчи, пероральная холеграфия (рентген желчного пузыря), чрескожная биопсия печени.

Лечение

Синдром криглераФототерапия. Лечение сводится к облучению больного высокоинтенсивным светом с определенной длиной волны. Фототерапия призвана снизить токсическое воздействие билирубина и ускорить его выведение из организма с мочой.

Введение плазмы крови и переливание крови. Введение плазмы может способствовать разрушению комплексов непрямого билирубина с альбумином и выведению билирубина (элиминации). Метод обычно сочетают с фототерапией. При неэффективности такого лечения может быть назначено переливание крови.

Плазмаферез. Удаление части плазмы крови может быть показано при синдроме II типа в период обострения. Плазмаферез может способствовать быстрому снижению концентрации непрямого билирубина.

Трансплантация печени. Данный метод направлен на нормализацию обмена билирубина в организме и может помочь значительно улучшить прогноз для больного.

Синдром Криглера-Найяра относится к заболеваниям наследственного характера и выражается повышением содержания в крови непрямого (токсичного) билирубина. Синдром Криглера-Найяра может проявляться в двух вариантах.

Синдром I типа имеет злокачественное течение. У новорожденного появляются выраженные признаки желтухи, содержание билирубина в крови увеличивается, в результате чего наступает т.н. билирубиновая энцефалопатия. В первые два года жизни такие дети умирают. В редких случаях, пациент может дожить до подросткового возраста.

При синдроме II типа течение заболевания доброкачественное. Появление признаков желтухи может произойти только в подростковом возрасте или не появиться вообще.

Симптомы синдрома Криглера-Найяра

Симптомы синдрома Криглера-Найяра соответствуют типу заболевания. Синдром по I типу проявляется с момента рождения. Быстро накапливающийся в головном мозге билирубин, вызывает тяжелое токсическое поражение. Развитие билирубиновой энцефалопатии влечет тяжелые неврологические состояния, и в конечном итоге смерть, как правило, в первые два года жизни.

II тип синдрома может проявляться в виде желтухи в первые месяцы жизни или совсем не проявляться до достижения ребенком подросткового возраста. Течение заболевания доброкачественное и диагностировать его можно после специального обследования.

Лечение синдрома Криглера-Найяра

Лечение синдрома Криглера-Найяра направлено, прежде всего, на уменьшение содержания токсичного билирубина в крови и предупреждение развития повреждения головного мозга.

Методы лечения синдрома Криглера-Найяра

Интенсивность и методы лечения зависят от типа заболевания и тяжести его протекания. Предварительное тщательное обследование позволяет получить полную картину развития заболевания. Соответственно полученным данным разрабатывается стратегия лечения, включающая медикаментозное лечение, фототерапию, переливание крови и введение плазмы крови – все современные медицинские мероприятия, направленные на купирование патологического процесса и сохранение жизни и здоровья пациента.

Введение

Синдром Криглера-Найяра – один из пяти известных на сегодняшний день наследственных синдромов, проявляющихся теми или иными дефектами в метаболизме билирубина. Более подробно о билирубине см. «Биохимический анализ крови» и «Синдром Жильбера». В отличие от упомянутого синдрома Жильбера, синдром Криглера-Найяра относится к редким заболеваниям и регистрируется с частотой в один случай примерно на миллион человек, преимущественно (но не обязательно) у лиц азиатского происхождения. Кроме того, семейная гипербилирубинемия Криглера-Найяра характеризуется более злокачественным течением и с одинаковой вероятностью может проявиться у новорожденных как мужского, так и женского биологических полов.

Данная генетическая аномалия впервые описана американскими педиатрами Дж.Ф.Криглером и В.А.Найяром в 1952 году. Кроме того, заслуживает упоминания т.н. «крыса Ганна» – порода лабораторных крыс с мутацией, соответствующей генному дефекту при синдроме Криглера-Найяра у человека. Эта порода была выведена канадским генетиком Чарльзом Кеннетом Ганном еще в 1934 году (т.е. почти за двадцать лет до описания и определения синдрома как отдельной нозологической единицы) и сыграла важную роль в разработке и апробации терапевтических схем.

Патогенетическую основу синдрома Криглера-Найяра составляет дефект гена UGT1A1 (известно более 10 вариантов наследуемой мутации), отвечающего за кодирование одного из печеночных ферментов, а именно УДФГТ, – полное название: уридин-5’-дифосфат глюкуронилтрансфераза. УДФГТ является катализатором биохимического процесса связывания (конъюгации) свободного билирубина органическими кислотами, прежде всего глюкуроновой кислотой, в функциональных клетках печени – гепатоцитах. В отсутствие или при выраженном дефиците УДФГТ токсичная непрямая (свободная, неконъюгированная) фракция билирубина, которая в норме должна перерабатываться в менее токсичный «прямой» билирубин и выводиться из организма с желчью, накапливается в тканях, оказывая разрушительное действие на клетки. В особенности опасен нейротоксический эффект, вызывающий тяжелые дисфункции нервной системы.

Как и при синдроме Жильбера, генетический дефект может наследоваться по аутосомно-рецессивному или аутосомно-доминантному типу, хотя некоторые источники настаивают на том, что тип наследования всегда аутосомно-рецессивный. Так или иначе, на сегодняшний день известно два варианта синдрома Криглера-Найяра, описанных в следующем разделе.

Синдром Криглера-Найяра встречается в двух существенно разных вариантах. Первый тип характеризуется гораздо более тяжелой клиникой и терапевтической резистентностью к фенобарбиталу, поскольку УДФ-глюкуронилтрансфераза отсутствует полностью. Свободный билирубин ничем не связывается (это же касается и других биохимических каскадов детоксикации в печени, напр., процессов выведения стероидных гормонов и биоактивных медикаментозных соединений), желчь при этом является бесцветной и функционально неполноценной. С момента рождения наблюдается ядерная желтуха; отложения билирубина в клетках центральной нервной системы вызывают тяжелые полисимптомные энцефало- и нейропатии. Такие больные нуждаются в систематической пожизненной терапии, при отсутствии которой погибают на первом году жизни.

Второй тип синдрома Криглера-Найяра менее злокачественен и не столь терапевтически резистентен; активность фермента УДФГТ составляет 10±5% от нормы. Гипербилирубинемия (т.е. повышенное содержание свободного билирубина в крови, – осевой симптом любого из пяти известных синдромов этой группы) в отдельных случаях может быть малосимптомной, однако более типичными, по-видимому, следует считать перманентную тенденцию к желтушности, кожный зуд и высокую вероятность обострений со стороны центральной нервной и пищеварительной систем.

Желтуха и, вообще, гипербилирубинемия наблюдаются при многих опасных состояниях и заболеваниях, в том числе в неонатальном периоде. Поэтому синдром Криглера-Найяра предполагают лишь при достоверном исключении всех прочих клинических гипотез. Помимо тщательного изучения анамнеза и консультации с медицинским генетиком, неврологом, гастроэнтерологом, – назначают комплексное лабораторное исследование, проводят фенобарбиталовую пробу, методами визуализирующей диагностики оценивают состояние печени и других внутренних органов. Исчерпывающей информативностью обладает ДНК-диагностика.

Терапевтическая стратегия зависит от результатов комплексного обследования (выраженность клинических проявлений) и установленного типа синдрома. Применяют т.н. печеночные индукторы ферментов (фенобарбитал), плазмаферез, фототерапию, обменную гемотрансфузию и другие известные на сегодняшний день способы выведения избыточного билирубина. В тех случаях, когда это в принципе возможно, решается вопрос о трансплантации печени. Кроме того, интенсивное развитие генной терапии позволяет надеяться на появление в ближайшем будущем этиотропных методов лечения синдрома Криглера-Найяра и аналогичных наследственных гепатозов.

Наследственные гипербилирубинемии – группа состояний, обусловленных врожденными нарушениями обмена билирубина (продукта естественного распада гемоглобина) и характеризующихся желтухой различной интенсивности.

Синдром криглераСИНДРОМ ЖИЛЬБЕРА (СЖ) — наиболее легкая форма наследственной гипербилирубинемии. Впервые проявляется в молодом возрасте, значительно чаще встречается у мужчин.

Основу патогенеза СЖ составляет нарушение захвата и последующего транспорта билирубина клетками печени из-за врожденной неполноценности ферментных систем, ответственных за указанные процессы. Особенностью СЖ является повышение в крови неконъюгированного (не связанного) билирубина.

Появление или усиление желтухи (окрашиваниея кожи и склер в желтушный оттенок) при СЖ провоцируется интенсивными физическими или психоэмоциональными нагрузками, голоданием, перенесенными заболеваниями, приемом некоторых лекарств.

СЖ имеет благоприятное течение и не связан с повышенным риском формирования цирроза и рака печени.

СИНДРОМ КРИГЛЕРА-НАЙЯРА — злокачественная врождённая неконъюгированная гипербилирубинемия. Частота выявления не зависит от пола. Патогенетический механизм сходен с СЖ. Может приводить к тяжёлому поражению нервной системы и к смерти больных в раннем возрасте.

СИНДРОМ ДАБИНА-ДЖОНСОНА – редкая наследственная конъюгированная гипербилирубинемия, характеризующаяся нарушением выведения связанного билирубина из клеток печени в желчные капилляры из-за врожденного дефекта транспортной системы канальцев гепатоцитов. С одинаковой частотой встречается у мужчин и женщин. В большинстве случаев проявляется в молодом возрасте. Обычно имеет благоприятное течение и не влияет на продолжительность жизни пациентов.

СИНДРОМ РОТОРА — доброкачественная семейная конъюгированная гипербилирубинемия, обусловленная нарушением захвата билирубина гепатоцитами и его последующего выведения (как при синдроме Дабина-Джонсона). Обычно проявляется в детском возрасте эпизодами слабо выраженной желтухи. Прогноз благоприятный.

Своевременная диагностика наследственной гипербилирубинемии (включающая генетическое тестирование), патогенетическая терапия, коррекция режима труда, отдыха и питания, которые проводят специалисты Московского клинического научно-практического центра им. А.С. Логинова способствуют улучшению качества жизни больного.

Не откладывайте свой визит к специалистам нашего Центра. Это поможет своевременно диагностировать заболевание и правильно выбрать тактику лечения. Врачи отделения хронических заболеваний печени ГБУЗ МКНЦ имени А.С. Логинова ДЗМ всегда готовы Вам помочь.

  • Биохимия Крови
  • Коронавирус
  • Гормоны
  • Витамины, Жирные Кислоты
  • Общеклинические Анализы
  • Биохимия Cпермы
  • HLA-Типирование
  • Аллергология
  • Аутоиммунные Заболевания
  • Биохимия Мочи
  • Гемостаз
  • Гемотология
  • Генетические Полиморфизмы
  • Гистологические исследования
  • Иммунологические Исследования
  • Исследования ДНК
  • Коммерческие Профили
  • Лекарственный мониторинг
  • Микробиологические Исследования
  • Молекулярная Диагностика
  • Нейромедиаторы: Биогенные амины и их метаболиты
  • Оксидативный стресс
  • Онкология
  • Пренатальный Скрининг
  • Прочие Анализы
  • Серологические Маркеры
  • Стероидные гормоны и их метаболиты
  • Стресс — индивидуальная оценка стадии стресса
  • Тяжёлые Металлы
  • Цитология

Исследование мутаций в гене UGT1.
Тип наследования.
Аутосомно — рецессивный.
Гены, ответственные за развитие заболевания.
Ген UGT1A1 (UDP-GLYCOSYLTRANSFERASE 1 FAMILY, POLYPEPTIDE A1) расположен на хромосоме 2 в регионе 2q37.1.
Мутации в данном гене приводят также к развитию синдрому Жильбера, семейной транзиторной неонатальной гипербилирубинемии, повышенному уровню сывороточного билирубина.
Определение заболевания.
Наследственная злокачественная неконъюгированная гипербилирубинемия.
Патогенез и клиническая картина.
Существует 2 типа заболевания, различающихся по тяжести клинических проявлений.
I тип: характеризуется злокачественным прогрессирующим течением. Манифестация наступает в первые часы жизни. Клинические проявления: желтушность склер и кожных покровов, судороги, опистотонус, нистагм, атетоз, замедление умственного развития (билирубиновая энцефалопатия), на ЭЭГ регистрируется медленная активность в задних долях и пароксизмальная активность. Биохимические показатели: уровень билирубина в крови выше 200 мкмоль/л. В желчи полностью отсутствует конъюгированный билирубин. В отсутствии лечебных мероприятий больные погибают в течение первого года жизни от ядерной желтухи. В связи с отсутствием УДФ-ГТ1, фенобарбитал не имеет точки приложения и лечение данным препаратом неэффективно.
Данный тип заболевания развивается при наличий мутаций в структурной части обоих копий гена UGT1A1.
II тип: занимает промежуточное положение по тяжести клинических проявлений между синдромом Криглера-Найяра I типа и синдромом Жильбера. Манифестация наступает несколько позже, чем при I типе, от нескольких месяцев до первых лет. У ряда больных желтуха может не проявляться до подросткового возраста, и неврологические осложнения наблюдаются редко; в некоторых случаях клиническая симптоматика отсутствует. Клинические проявления сходны с 1 типом, но менее тяжёлые. Редко, при интеркуррентных инфекциях или в условиях стресса у больных с синдромом Криглера-Найяра II типа может возникать билирубиновая энцефалопатия. Биохимические показатели: уровень билирубина в крови менее 200 мкмоль/л. Желчь пигментирована и содержит билирубин-глюкуронид. Проба с фенобарбиталом положительная.
Данный тип заболевания развивается при наличий мутаций в структурной части одной копии гена, и мутации в промоторной области другой копии гена UGT1A1.
Частота встречаемости: не установлена. Заболевание редкое.

Типичная клиническая картина.
Кого надо обследовать при выявленной мутации:
При выявлении у ребенка – обоих родителей, братьев и сестер.

Специальной подготовки к исследованию не требуется. Обязательны к заполнению:
анкета генетического исследования *;
направительный бланк
информированное согласие.
*Заполнение «анкеты молекулярно-генетического исследования» необходимо для того, чтобы врач-генетик, на основании полученных результатов, во-первых, имел бы возможность выдать пациенту максимально полное заключение и, во-вторых, сформулировать для него конкретные индивидуальные рекомендации.

Секвенирование. Выдаётся заключение врача-генетика!
Исследуемый материал
Цельная кровь (с ЭДТА)

  • COVID-19
  • Обследование домашнего персонала
  • Оценка риска развития заболеваний сердечно-сосудистой системы
  • Диагностика антифосфолипидного синдрома (АФС)
  • Оценка функции печени
  • Диагностика состояния почек и мочеполовой системы
  • Диагностика состояния желудочно-кишечного тракта
  • Диагностика заболеваний соединительной ткани
  • Диагностика сахарного диабета
  • Диагностика анемий
  • Диагностика и контроль терапии остеопороза
  • Биохимия крови
  • Диагностика состояния щитовидной железы
  • Госпитальные профили
  • Здоров ты – здорова страна
  • Гинекология, репродукция
  • Здоровый ребёнок: для детей от 0 до 14 лет
  • Заболевания, передающиеся половым путём (ИППП)
  • Проблемы веса
  • Обследования для мужчин и женщин
  • Лабораторные исследования перед диетой
  • Диеты
  • Красота
  • Спортивные профили
  • Гематологические исследования
  • Витамины
  • COVID-19
  • Гематологические исследования
  • Глюкоза и метаболиты углеводного обмена
  • Белки и аминокислоты
  • Метаболический синдром
  • Маркеры функции почек
  • Пигменты
  • Липиды
  • Ферменты
  • Витамины
  • Неорганические вещества (макро- и микроэлементы)
  • Специфические белки
  • Лекарственный мониторинг
  • Белки, участвующие в обмене веществ
  • Лабораторная оценка гуморального и клеточного иммунитета
  • Аллергологические исследования
  • Маркеры аутоиммунных заболеваний
  • Интерфероновый статус
  • Клинический анализ кала
  • Биохимический анализ кала
  • Общая оценка естественной микрофлоры организма
  • Фемофлор: профили исследований дисбиотических состояний урогенитального тракта у женщин
  • Специфическая оценка естественной микрофлоры организма
  • Риск развития многофакторных заболеваний
  • Репродуктивное здоровье
  • Онкологические заболевания и нарушение детоксикации ксенобиотиков
  • Метаболизм лекарственных веществ (фармакогенетика)

Выдаётся заключение врача-генетика!

Литература

  1. Окунева Е.Г., Дадали Е.Л., Шагина И.А., Поляков А.В. «Проведение пренатальной ДНК-диагностики в семье с синдромом Криглера -Найяра.» // II (4) Российский съезд медицинских генетиков. Курск.- 2000. — Тезисы докл. Ч.2 С. 162-163.
  2. Chowdhury, J. R., Wolkoff, A. W., Chowdhury, N. R., Arias, I. M. Hereditary jaundice and disorders of bilirubin metabolism.In: Scriver, C. R.; Beaudet, A. L.; Sly, W. S.; Valle, D. (eds.) : The Metabolic and Molecular Bases of Inherited Disease. Vol. 2. New York: McGraw-Hill (8th ed.) : 2001.
  3. OMIM.

Специальной подготовки к исследованию не требуется.

Обязательны к заполнению:

  • анкета генетического исследования *;
  • направительный бланк
  • информированное согласие.

Литература

  1. Окунева Е.Г., Дадали Е.Л., Шагина И.А., Поляков А.В. «Проведение пренатальной ДНК-диагностики в семье с синдромом Криглера -Найяра.» // II (4) Российский съезд медицинских генетиков. Курск.- 2000. — Тезисы докл. Ч.2 С. 162-163.
  2. Chowdhury, J. R., Wolkoff, A. W., Chowdhury, N. R., Arias, I. M. Hereditary jaundice and disorders of bilirubin metabolism.In: Scriver, C. R.; Beaudet, A. L.; Sly, W. S.; Valle, D. (eds.) : The Metabolic and Molecular Bases of Inherited Disease. Vol. 2. New York: McGraw-Hill (8th ed.) : 2001.
  3. OMIM.

Типичная клиническая картина.

Литература

  1. Окунева Е.Г., Дадали Е.Л., Шагина И.А., Поляков А.В. «Проведение пренатальной ДНК-диагностики в семье с синдромом Криглера -Найяра.» // II (4) Российский съезд медицинских генетиков. Курск.- 2000. — Тезисы докл. Ч.2 С. 162-163.
  2. Chowdhury, J. R., Wolkoff, A. W., Chowdhury, N. R., Arias, I. M. Hereditary jaundice and disorders of bilirubin metabolism.In: Scriver, C. R.; Beaudet, A. L.; Sly, W. S.; Valle, D. (eds.) : The Metabolic and Molecular Bases of Inherited Disease. Vol. 2. New York: McGraw-Hill (8th ed.) : 2001.
  3. OMIM.

Интерпретация результатов исследования содержит информацию для лечащего врача и не является диагнозом. Информацию из этого раздела нельзя использовать для самодиагностики и самолечения. Точный диагноз ставит врач, используя как результаты данного обследования, так и нужную информацию из других источников: анамнеза, результатов других обследований и т.д.

  • Приём, исследование биоматериала
  • Показания к назначению
  • Описание

Приём и исследование биоматериала

  • Можно сдать в отделении Гемотест
  • Можно сдать анализ дома

Когда нужно сдавать анализ Полипептид 1A семейства УДФ-глюкуронилтрансферазы 1 UGT1A1: UGT1A1*28?

  • Гипербилирубинемия.
  • Желтуха.
  • Синдром Жильбера или синдром Криглера-Найяра 2 типа в анамнезе у пациента или у близких родственников.
  • Генетическое исследование показано всем новорожденным при подозрении на синдром Жильбера, супружеским парам, планирующим беременность или имеющим в семье ребенка с синдромом Жильбера, ближайшим родственникам больного.

Подробное описание исследования

Название гена: UGT1A1 (Полипептид 1A семейства УДФ-глюкуронилтрансферазы 1 / UDP glucuronosyltransferase 1 family, polypeptide A1)
Исследуемый полиморфизм: UGT1A1*28

Синонимы названия полиморфизма: -23insТА, (TA)6/(TA)7, аллель *28

Функция гена:

Ген UGT1A1 кодирует уридиндифосфат-глюкуронилтрансферазу, фермент процесса глюкуронизации, который превращает небольшие липофильные молекулы, такие как стероиды, билирубины, гормоны и лекарственные препараты, в водорастворимую форму, пригодную для экскреции. Этот ген является частью комплексного локуса, который кодирует несколько UDP-глюкуронилтрансфераз. Локус включает тринадцать уникальных экзонов, за которыми следуют четыре более консервативных экзона, свойственных всему семейству. Четыре из тринадцати уникальных экзонов считаются псевдогенами. Каждый из остальных девяти уникальных 5′-экзонов могут присоединяться к четырем консервативным экзонам, в результате чего образуется девять белков с различными N-концами и идентичными C-концами. Каждый первый экзон кодирует сайт связывания субстрата, который регулируется своим собственным промотером.

Предпочтительным субстратом данного фермента является билирубин, хотя он также имеет невысокое сродство с простыми фенолами, флавоноидами и C18-стероидами. Мутации в этом гене связаны с синдромом Криглера-Найяра I и II типа и синдромом Жильбера.

Характерные проявления мутации:
Тип наследования мутации: аутосомно-доминантный (встречается у мужчин и женщин с одинаковой частотой, для проявления заболевания достаточно унаследовать 1 мутантный вариант гена от одного из родителей).

При варианте (TA)7 уровень продукции фермента понижен до 80% и 20% от нормы у гетеро- и гомозигот соответственно, что приводит к повышению уровня билирубина в крови и появлении желтухи, особенно на фоне физической или психической нагрузки. Соответственно, приданном варианте повышен риск синдрома Жильбера и синдрома Криглера-Найяра 2 типа, однако для постановки диагноза наличие мутации обязательно, но не достаточно.

Синдром Жильбера — доброкачественная неконъюгированная гипербилирубинемия — наследственное заболевание, включающее гетерогенную группу нарушений, многие из которых являются следствием компенсированного гемолиза. Синдром встречается с частотой 3-10 % в разных популяциях и занимает первое место по частоте среди наследственных функциональных гипербилирубинемий.

Синдром Жильбера проявляется периодическим повышением в крови общего билирубина, редко превышающим 50 мкмоль/л (17-85 мкмоль/л); эти повышения часто бывают связаны с физическим и эмоциональным напряжением и различными заболеваниями. При этом отсутствуют изменения других показателей функции печени, нет клинических признаков печеночной патологии. Клинически заболевание проявляется желтушностью склер, слизистой оболочки полости рта, кожных покровов различной степени выраженности, астено-вегетативный синдром: слабость, повышенная утомляемость, диспептические проявления: дискомфорт и незначительные боли в области правого подреберья.

Подготовка к исследованию

Специальной подготовки к исследованию не требуется. Необходимо следовать общим правилам подготовки к исследованиям.

ОБЩИЕ ПРАВИЛА ПОДГОТОВКИ К ИССЛЕДОВАНИЯМ:

  1. Кровь рекомендуется сдавать утром, в период с 8 до 11 часов, натощак (между последним приемом пищи и взятием крови должно пройти не менее 8-ми часов, воду можно пить в обычном режиме), накануне исследования легкий ужин с ограничением приема жирной пищи.
  2. Накануне исследования (в течение 24 часов) исключить алкоголь, интенсивные физические нагрузки, прием лекарственных препаратов (по согласованию с врачом).
  3. За 1-2 часа до сдачи крови воздержаться от курения, не употреблять сок, чай, кофе, можно пить негазированную воду. Исключить физическое напряжение (бег, быстрый подъем по лестнице), эмоциональное возбуждение. За 15 минут до сдачи крови рекомендуется отдохнуть, успокоиться.
  4. Не следует сдавать кровь для лабораторного исследования сразу после физиотерапевтических процедур, инструментального обследования, рентгенологического и ультразвукового исследований, массажа и других медицинских процедур.

Если Вы принимаете лекарства, обязательно предупредите об этом лечащего врача.

Синдром Криглера-Найяра – врожденная негемолитическая неконъюгированная билирубинемия, возникает у лиц с врожденным недостатком билирубин-гликозилтрансферазы. Вследствие этого нарушается соединение билирубина с глюкуроновой кислотой и в крови накапливается большое количество свободного билирубина. Кроме того, дефицит фермента приводит к нарушению преобразования в гепатоцитах некоторых других субстратов, таких как салицилаты, кортикостероиды, ментол и др.

Клиника синдрома появляется рано, уже в период новорожденности. Желтуха быстро нарастает при отсутствии заметного увеличения печени и селезенки. Признаков гемолитической анемии не бывает, функциональные изменения печени не выявляются, желчные пигменты в моче отсутствуют, количество стеркобилина в кале уменьшено.

В настоящее время выделяют два типа течения заболевания.

Тип 1. Аутосомно-рецессивная передача. Проявляется резким ограничением (до полного исчезновения) билирубина в желчи, уровень билирубинемии достигает 300-520 ммоль/л. При тяжелых формах уже в первые 2 недели жизни ребенка появляются признаки поражения ЦНС. Энцефалопатия занимает доминирующее место в клинической картине заболевания и приводит к смерти в течение нескольких недель. Лечение больных неэффективно.

Тип 2. Аутосомно-доминантная передача. Характеризуется почти нормальным содержанием билирубина в желчи, гипербилирубинемия колеблется от 130 до 370 ммоль/л, ядра ЦНС поражаются чрезвычайно редко. По-видимому, при этом типе наследования в гепатоцитатах не происходит присоединения второй молекулы глюкуроновой кислоты к моноглюкурониду билирубина. Голодание и интеркуррентные инфекции могут приводить к значительному подъему билирубина. В лечении эффективен фенорбарбитал, больные жизнеспособны в течение десятилетий.

Синдром Люси-Дрискола

Второе название синдрома – желтуха от материнского молока. Проявляется в отдельных семьях у детей, находящихся на грудном вскармливании. Развитие желтухи связано с присутствием в молоке лактирующих женщин значительного количества прегнандиола, полового гормона, способного блокировать фермент УДФ-глюкуронилтрансферазу.

Билирубинемия максимально достигает 320 ммоль/л за счет неконъюгированной фракции. Прекращение вскармливания в течение нескольких дней приводит к исчезновению желтухи.

Конъюгированные гипербилирубинемии Синдромы Дабина-Джонсона и синдром Ротора

Оба синдрома относятся к числу редких и обусловлены нарушениями экскреторной функции печени. Первичный дефект связан с нарушением экскреции билирубина в желчные канальцы.

Гипербилирубинемия наблюдается у детей любого возраста. Обычно выявляется отчетливая иктеричность склер, печеночные знаки отсутствуют, печень нормальных размеров и консистенции, селезенка не увеличивается.

Лабораторные данные показывают увеличение билирубина в крови (до 60 – 140 ммоль/л), при этом обе фракции повышаются приблизительно одинаково. Исследование индикаторных ферментов дает нормальные результаты, у части больных возможно повышение щелочной фосфатазы и ГГТП. В связи с нарушением процессов секреции желчи результаты бромсульфалеиновой пробы оказываются патологическими. Кривые клиренса бромсульфалеина выявляют нарушение секреции пигмента в желчный капилляр. При проведении пероральной холецистографии йодсодержащий контраст плохо выделяется гепатоцитом, желчный пузырь не контрастируется. Прием некоторых лекарственных веществ (оральные контрацептивы, гризеофульвин) усиливают желтуху.

Клиническая картина обоих синдромов аналогична, различия выявляются только при гистологическом исследовании печени: при синдроме Ротора в гепатоцитах отсутствует коричневый пигмент.

Течение обоих заболеваний благоприятное, работоспособность сохранена.

Синдром криглера

Глава 9. СИМПТОМЫ ПОВЫШЕНИЯ ВНУТРИЧЕРЕПНОГО ДАВЛЕНИЯ И РАЗДРАЖЕНИЯ МОЗГОВЫХ ОБОЛОЧЕК

9.4. МЕНИНГЕАЛЬНЫЙ СИНДРОМ

При воспалении мозговых оболочек (менингиты) или их раздражении излившейся кровью (субарахноидальное кровоизлияние), реже при экзогенных интоксикациях, канцероматозе оболочек головного мозга и др. возникает менингеальный синдром, который включает в себя общемозговые симптомы и менингеальные симптомы.

Менингеальные симптомы бывают большие и малые. Возникновение больших менингеальных симптомов связано с рефлекторным тоническим напряжением скелетных мышц, разгибающих шейный отдел позвоночника, мышц сгибателей тазобедренных и коленных суставов.

NB! Симптомы раздражения мозговых оболочек могут отсутствовать у новорожденных, у пожилых пациентов, пациентов находящихся в коме.

Большие симптомы менингеального синдрома

1. Симптом Кернига. Больному, лежащему на спине, сгибают ногу в тазобедренном и коленном суставах под прямым углом, а затем ее разгибают в коленном суставе. Симптом Кернига считают положительным, если ногу не удается разогнуть в коленном суставе из-за резкого сопротивления сгибателей голени и болевой реакции.

2. Ригидность мышц затылка. Ее определяют в положении больного на спине путем активного или пассивного пригибания головы к груди. При наличии ригидности мышц затылка подбородок больного не достигает груди и возникает болевая реакция.

3. Симптом Брудзинского верхний . Определение ригидности мышц затылка вызывает непроизвольное сгибание ног в тазобедренных и коленных суставах.

4. Симптом Брудзинского средний . Проверяется надавливанием на лобковую область — наблюдается сгибание ног в шлейных и тазобедренных суставах.

5. Симптом Брудзинского нижний . При пассивном сгибании одной ноги в тазобедренном суставе и разгибании ее в коленном суставе наблюдается непроизвольное сгибание другой ноги.

6. Симптом Лесажа («подвешивания»). Берут ребенка под мышки и поднимают, при этом его ноги подтягиваются к животу за счет непроизвольного их сгибания в коленных и тазобедренных суставах.

Малые симптомы менингеального синдрома

1. Скуловой симптом Бехтерева — п ри перкуссии молоточком по скуловой дуге возникает сокращение лицевой мускулатуры и непроизвольная болевая гримаса на стороне постукивания.

2. Симптом Менделя – при надавливании на козелок уха возникает сокращение лицевой мускулатуры и непроизвольная болевая гримаса на стороне надавливания.

Менингеальный синдром при заболеваниях внутренних органов

Наличие менингеальных симптомов не всегда может свидетельствовать о менингите или субарахноидальном кровоизлиянии.

Иногда менингеальный синдром наблюдаются при остром панкреатите, уремии, сахарном диабете, печеночной энцефалопатии, гипертоническом церебральном кризе, при экзогенных интоксикациях, при гриппе, ангине, брюшном тифе, отравлении угарным газом, инсоляции, общем перегревании организма, патологическом течении беременности – преэклампсии и эклампсии и др. Общемозговые и менингеальные симптомы, как правило, появляются в остром периоде заболевания, держатся от 1 до 3-х дней, регрессируют при лечении основного заболевания. При лабораторном исследовании ликвора патологических изменений не определяется. Такой симптомокомплекс носит название менингизма.

Однако ряд соматических заболевании может осложняться развитием вторичного менингита или менингоэнцефалита (герпетическая инфекция, бакториальный эндокардит, пневмония, мастоидит). Сахарный диабет, лейкозы, васкулиты, артериальная гипертензия могут осложняться развитием субарахноидального и субарахноидально-паренхиматозного кровоизлияния.

При возникновении вторичных осложнений со стороны нервной системы состояние пациента значительно ухудшается, усиливаются общемозговые симптомы, появляются менингеальные симптомы, возможно появление дислокационного синдрома. При лабораторном исследовании ликвора выявляются патологические изменения в виде изменения цвета ликвора, плеоцитоза, повышения белка, электролитных нарушений. Лечение вторичных осложнений необходимо проводить в полном объеме наряду с лечением основного заболевания.

Вопросы для самоконтроля

1. Перечислите симптомы общемозгового синдрома.

2. Опишите патогенез симптома Брунса.

3. Опишите клинические симптомы синдрома затылочного вклинения.

4. Как клинически проявляется синдром Гертвига- Мажанди.

5. Перечислите большие симптомы менингеального синдрома.

6. Как вызывается скуловой симптом Бехтерева.

7. Каков патогенез менингеального синдрома при заболеваниях внутренних органов.

Ссылка на основную публикацию